Домой / Без рубрики / Все любят комплименты » Пикап девушек

Все любят комплименты » Пикап девушек

Все любят комплименты

Статьи

Глубочайшим свойством человеческой природы является страстное стремление людей быть оцененными по достоинству.(Уильям Джем) У каждого из нас есть какие-то достоинства. И под дурным плащом может скрываться хороший пьяница, изрек однажды Сервантес. Всем известный Дейл Карнеги в главе “Большой секрет искусства обхождения с людьми” своей книги “Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей” говорит о похвале. Он приводит в пример предпринимателя Рокфеллера и менеджера Чарлза Шваба. “Одним из секретов успеха Рокфеллера в обращении с людьми было его умение искренне ценить их. Например, когда один из его партнеров, Эдвард Т. Бедфорд, допустил грубый промах, стоивший фирме миллиона долларов, в результате совершенной им неудачной покупки в Южной Америке, Рокфеллер мог бы покритиковать его, но он знал, что Бедфорд старался сделать как можно лучше. На этом инцидент был исчерпан. Однако Рокфеллер нашел повод и для похвалы. Он поздравил Бедфорда с тем, что последний сумел спасти 60% вложенного им капитала. “Это замечательно, — сказал Рокфеллер.— Мы здесь, на верхнем этаже, не всегда работаем так хорошо”. “Насколько мне известно, только два человека за всю историю получали жалованье в размере 1 миллиона долларов в год: это Уолтер Крайслер и Чарлз Шваб. Почему Эндрю Карнеги платил Швабу 1 миллион долларов в год, или более 3000 долларов в день? Почему? Потому что Шваб гений? Нет. Потому что он знал больше других о производстве стали? Вздор. Сам Чарлз Шваб сообщил мне, что у него работает много людей, которые знают о производстве стали больше, чем он. Шваб говорит, что ему платили такое жалованье в основном за его умение обращаться с людьми. Я спросил его, как он это делал. Вот его секрет, излагаемый его собственными словами. Эти слова должны быть отлиты из вечной бронзы и вывешены в каждом доме, в каждой школе, в каждом магазине и в каждом учреждении. Дети, вместо того чтобы тратить время на заучивание латинских глаголов или запоминание количества осадков, выпадающих в Бразилии, должны заучить эти слова наизусть, ибо они почти неузнаваемо изменят нашу жизнь, если только мы сделаем их нашим девизом. “Самым ценным своим качеством, — сказал Шваб, — я считаю умение вызывать у людей энтузиазм и развивать то, что есть лучшего в человеке, с помощью признания его достоинств и поощрения. Ничто другое так сильно не бьет по честолюбию человека, как критика со стороны начальников. Я никогда никого не критикую. Я верю в действенность поощрения человека на работе. Поэтому мне очень хочется хвалить людей, и я терпеть не могу их бранить. Если мне что-то нравится, то я чистосердечен в своей оценке и щедр на похвалу”. Вот как поступает Шваб. А как поступает обычный человек? Как раз наоборот. Если ему что-то не нравится, он чертыхается, а если нравится, то ничего не говорит. Шваб заявил: “При всех моих обширных контактах — а я встречаюсь со многими замечательными людьми в разных частях света — я еще не видел человека, какой бы высокий пост он ни занимал, который не работал бы лучше и не проявлял больше старания в обстановке доброжелательности, чем в атмосфере критики”. В этом, по сути дела, и крылась, по словам Шваба, одна из главных причин феноменальных успехов Эндрю Карнеги. Карнеги хвалил своих соратников и публично, и наедине. Он хотел воздать должное своим помощникам даже на собственном надгробном памятнике. Он написал для себя следующую эпитафию: “Здесь покоится человек, знавший, как собрать вокруг себя людей, которые были умнее его самого”. Итак, Карнеги говорит о похвале. И все же, если присмотреться внимательно к тому, что утверждает Карнеги, и тем примерам, которыми он это “что” подтверждает, то нельзя не заметить вибрации смысла. То есть, если иметь в виду весь объем главы, название которой приведено нами выше, у Карнеги еще нет однозначной позиции аргументации, и потому так и неясно до конца, о чем же все-таки речь. Я полагаю, что речь идет только о похвале, хотя Карнеги говорит и о лести вкупе с комплиментами (по Бёрновской классификации [Дитя-Родитель-Взрослый]- пристройка, если Берна чуть-чуть развить, “сбоку”: в качестве примера можно сослаться на Мишеля Монтеня (1533 — 1592): “Мы не в силах придумать человеку лучшую похвалу, чем сказать, что он одарен от природы” и о некотором поддерживающем внушении (типа: “Всё у вас получится”: пристройка не просто “сверху”, а еще и “над”). Но “похвала” — это похвала, а “возвышение” — это другое. Похвала, это способ поддержать человека, привить ему больше сил и уверенности, и в этом смысле она — один из полюсов расположенности, приятельщины, доброты. Иное совсем “возвышение”. Здесь надо вести речь исключительно о награде, о вариантах, какой она (награда) могла бы быть под ситуацию, и как быть, если той, что надо, награды нет, если откровенную награду человек, точно, не примет, если… Вот в этом “если” и очерчен метод “возвышение”. Одно дело сказать: “Какой Tы, однако, умница!”. (Это, безусловно, будет “похвала”, ибо кто же не почувствует скрытой подоплёки: Ты умница не столько потому, что на самом деле умен, а потому, что я — умный и потому могу в твоих действиях заметить то, что будет истинно тем, чем я его назову) и другое дело сказать вот так: “То, что ты сделал, можешь — это скажет любой — сделать только ты!”, или “Мне бы уметь делать так, как это удается тебе!”, или “Равного тебе я не встречал!”, или “Что бы я без тебя делал?!!” (это — возвышение; здесь и подавно нет сюсюканья и “поглаживания”, здесь есть вовремя начатая констатация факта; а вот уже манипуляция с констатацией — это ареал приема “возвышение”). Карнеги говорит о похвале. Но в похвале есть что- то “отеческое”. Похвала — это не прием, это, скорее, один из способов бедной экономики, когда вместо подарка вещью (от взрослого — малышу) делают одарение словом. Приёмом же влияние на человека будет лишь в том случае, если мы сумеем дать то, что не имеем, а человек почувствует, будто получил от вас что-то высочайшей ценности. Манипуляция “возвышение” предполагает умение поделиться нашим с другим человеком, но так (и не иначе!), чтоб ему казалось, будто он получает не подельческое, а ЕГО СВОЁ, всё еще ему недоданное. Человековедческая база метода “возвышение” — постоянное ощущение всеми, без исключения, людьми их неоценённости. И что тут сделаешь? Такие мы. От рождения до смерти. И надо с этим считаться. Приподнимая других, мы, конечно жe, относительно опускаемся. Но в этой нашей потере и заключаются Все наши манипулятивные нaxoдки — Здесь — все источники, основания и заделы для взятия ВЕРХА над людьми. Возьмите за образ KOPOMЫСЛO или горизонтальную линию качелей. Нам ничего не надо тянуть вверх: достаточно лишь немного пригнуть свою сторону. Человек нуждается в общественном признании. Заметьте, не личном, а общественном. Но именно этот элемент требования людской натуры и есть как раз главный дефицит в нашей жизни. История изобилует множеством примеров того, как даже известные люди боролись за обретение сознания собственной значительности. Джордж Вашингтон хотел, чтобы его называли “Ваша светлость президент Соединенных Штатов, а Христофор Колумб ходатайствовал о титуле “адмирал океана и вице-король Индии”. Екатерина II не желала вскрывать писем, на которых не было адресации ей как “Ее императорскому величеству”, а миссис Линкольн, как тигрица, набросилась в Белом доме на миссис Грант с криком: “Как вы смеете садиться в моем присутствии без моего приглашения!”. Человека на троне его дел играет не он, а мы, показывающие ему, что видим и его, и трон, и восседание на троне не кого-то там, а именно его: единственного, заслуженного, из всех лучшего. Самое неправдивое на Земле, видимо, правда. Ибо все знают ее и все не уверены, что ею обладают. Из этого вытекает обоснованность афоризма “Я лгу даже тогда, когда говорю правду”, поскольку можно еще и не соглашаться с тем, что сам же своими словами утверждаешь как правду. До сих пор считается соответствующей действительности версия, что поэт Осип Мандельштам умер в гулаговском лагере на помойке, подбирая объедки. Слово “версия” употреблено не случайно. А что прикажете думать о том, что ни разум, ни сердце не приемлют. Великое не опускаетя! — его величина “физически” не позволяет ему это сделать.

Если Вы хотите удержать возле себя людей, то не берите у них, а отдавайте от себя. Вы не ошибётесь: это и будет оценка их труда. Ибо самое большое, что мы можем дать — и есть та малость, которую от нас ждут (и негласно требуют!) другие.

Похожие статьи:

  • Как повышать значимость партнера?
  • Как и что дарить?
  • Как узнать правду о себе?
  • Для чего нужно искусство очарования?
  • Очарование как дарение

Проверьте также

Модные мужские сапоги, зимние мужские ботинки 2013 (48 фото)

Добрый день. Мужская обувь для холодного сезона не так уж и разнообразна и конечно самые …

Краснодар достопримечательности, памятники — подборка фото

Екатеринодар, нынешний Краснодар основан в 1793 году как военный лагерь черноморскими казаками (бывшими запорожскими) после …