Человек человеку людоед (рецензия к сериалу Ганнибал Hannibal, 2013)

В новом прочтении истории доктора Лектора, главный герой утратил свою отвратительную уникальность: в прямом и переносном смысле людоеды в сериале «Ганнибал» ВСЕ.
Так сложилось, что каждому поколению зрителей кинематограф выдает новые варианты фильмов с культовыми персонажами. Зрителям это удобно и интересно — герои адаптированы к актуальным жизненным тенденциям, актеры, их воплощающие, популярны, спецэффекты — наворочены. Киноиндустрии, понятно, еще интереснее – персонажи раскручены, прибыль гарантируется.

Шерлокхолмсы, бэтмены, супермены и многочисленные прочие, представлены во времени и экранном пространстве с избытком. Дошла очередь и до доктора Лектора, тем паче, что с премьеры «Молчания ягнят» минуло более двадцати лет – аккурат, поколение.
Человек человеку людоед
Пламенные фанаты Энтони Хопкинса в сериале «Ганнибал» могут разочароваться, наподобие поклонников отечественного Холмса-Ливанова, плевавшихся от прошлогоднего «Шерлока». Ганнибал Лектор в исполнении прекрасного Мадса Миккельсена совершенно иной – холодный, как скальпель и холеный, как руки хирурга. Людоед Хопкинса был, как бы двусмысленно это не звучало, человеколюбивее и человечнее. По крайней мере, агента Клариссу Старлинг он есть не собирался. Вроде бы…

По некоторым данным, ежегодно в России фиксируется более двухсот случаев каннибализма. При этом врачи утверждают, что в психиатрии нет диагноза «каннибал» и только строят догадки, откуда в человеке берется этот, особого рода, голод. Приспешники модной в психологических кругах типологии личности Юрия Бурлана, уверены, что людоедами становятся граждане определенного склада. Вообще-то, они (люди орального вектора с вербальным интеллектом – если это кому-то что-то скажет) в идеале уникальные ораторы, певцы, повара и дегустаторы, но иногда программа дает сбой и проявляется в самом первобытном состоянии, а именно — в желании есть людей, без страха и упрека.

Именно таким эстетом, интеллектуалом, а также – оратором и поваром, предстает Ганнибал Миккельсена. Умники и умницы, смотрящие сериал в оригинале, могут оценить датский акцент актера, который неявно, не в лоб, но вычленяет, заостряет и подчеркивает инаковость героя. Авторы сериала сосредоточились не столько на кровавых сценах (безупречных, к слову сказать), сколько на психологическом давлении, и, как следствие, тонкие «эксперименты на живой материи» психотерапевта Ганнибала Лектора стали крепкой связующей нитью повествования.

Не менее талантливо и последовательно сводит с ума от серии к серии своего персонажа Уилла Грэма, Хью Дэнси. Разрушение личности блестящего криминалиста, одаренного психолога с экстрасенсорными способностями наблюдать откровенно тяжело. Кстати, подача галлюцинаций Грэма напоминает кадры «Клетки» (The Cell, 2000 г), где, собственно, кроме затейливо-наглядного устройства разума маньяка, смотреть особо нечего. Заматеревший со времен «Матрицы» Лоуренс Фишборн, в сериале — шеф Грэма, в постоянной погоне за очередным маньяком, натурально приносит в жертву, перемалывает и смачно сжирает, своего подчиненного. Здесь к месту будет вспомнить, что исследователи-культурологи единодушно связывают каннибализм с ритуальными жертвоприношениями…

А вообще, в «Ганнибале» нет ни одного персонажа без острых психических проблем, точно так же, как ни один из них не воздержится от «изысканных» блюд доктора Лектора.

За тяжелую, поглощающую психологическую «подушку» приходится «платить» юмором. В «Ганнибале» нет юмора ни на кончике ножа, ни капельки сатирического соуса. И, скорее всего, это правильно. Потому что сериал сделан серьезным. Серьезны характеры и диалоги, серьезны планы и детали, очень серьезны термины и симптомы, разжевывать которые вам никто не будет. Это вам не «Доктор Хаус», после просмотра пары сезонов которого, все дружно почувствовали себя практикующими медиками. И благодаря все той же нарочитой серьезности, это очень «тролльский» сериал. И тролля публику, он просевает ее, затачивает под себя.

Так что, если не понравилось – не дергайтесь, просто не ваше.
Человек человеку людоед

PS И конечно же, конечно же, следует отметить бережное отношение «Ганнибала» к «родоначальникам» — романам Томаса Харриса и «встроенность» в предыдущие их экранизации. Так что, если то — нравилось, а нынешнее – нет, то хотя бы упрекнуть создателей в искажении и изгажении повода у вас не будет. А может даже появится повод пересмотреть сезон.